Амвэй, Эмвей, Amway

Моя крыша в пути

Нашел я вчера дурацкий повод чтоб к соседке заглянуть: вообще-то соседка со мной два года не здоровается. Но надо было мне. Позарез. Вот и нашел повод. Совсем дурацкий. Открывает она дверь, а я вижу у нее через открытую дверь ванной комнаты, там стоит амвеевская продукция. Продукция как стояла, так и стоит, а я где стоял, тут и сел.

Два года назад я пригласил ее к себе домой, где сидели еще несколько моих знакомых. У доски стоял человек и рассказывал об удивительном бизнесе (на мой дурацкий взгляд), и совершенно дурацком с точки зрения всех моих умных знакомых. Все мои знакомые оказались умные и не поддались сладкоголосой пропаганде, в том числе и соседка. А я поддался, и понял, что я - дурак. С тех пор звоню по телефону, так и представляюсь: это я, Иван-Дурак.

Наташа, ты Амвеем занялась?! Нет, это не мое: это у меня подруга занимается. Наташа, дык ведь ты говорила, что у тебя все подруги умные, и никто этим заниматься не будет!? Разве я не говорил тебе, не решай за других? - Нас так спонсоры выучили, как попугаев, повторять эту фразу. Вот теперь только до меня дошло, что сия фраза означает.

Узнал я у Наташи имя этой подруги, навел справки, оказалось - она у меня в структуре, т.е. Наташа покупает продукцию, по сути, у меня, а я даже об этом и не знал, дурак-дураком. Вот Поль Гетти произнес крылатую фразу: вместо того, чтобы на 100% работать самому на себя, лучше сделать так, чтобы на 1% работали на меня сто других… Наташа работает на меня втрое интенсивней, чем заложено в формуле Гетти – рвоно на три процента. Да, что нам дуракам – ума нету работать, приходится по-дурацки поступать: нанимать умных, у них это лучше получается. Вот мой спонсор Леша Котляров. Он бриллиант. Так на одном план-маркетинге профессор попался, наверное философии, и давай Лешу тестировать. А Леша ему: слышь, мужик – я просто монтер связи и слов-то таких не знаю, а вот как делать в месяц десять штук баксов – знаю, и тебя научу: ты вон какой умный, быстро все схватишь. Да: тупой-то Леша на мерсе приехал на ПМ, а умный профессор – на трамвае, и пиджачишко потрепанный, а Леша, как говрят, одет простенько, но со вкусом… И не подумаешь, что его умники из его маленького городишки выжили, крутя пальцем у виска: мужик безработный, зарабатывает на жизнь тем, что рыбу ловит и продает, связался с дорогущим заморским снадобьем для мытья посуды, когда посуду в его положении в самый раз песочком чистить. А, Леша - ну не дурак ли – в дырявых ботинках звал к лучшей жизни. И нашел. В чужом городе шесть человек: это формула этого бизнеса – найди шестерых умнее себя. И все. А нам дуракам, конечно проще: вон кругом все какие умные.

Оказалось, что у соседки дурой не одна подруга оказалась, и если бы Наташа тогда, два года тому назад, просто пригласила их ко мне, то сейчас бы занималась спокойно своим любимым делом – ничего не делала. Да, она всю жизнь практически не работала: была за мужем, как за каменной стеной. Да только стена в один момент рухнула – инфаркт. И Наташа года два работала экспедитром-грузчиком, это не то что в Амвэе: хорошее дело, за полторы тыщи «деревянных» мешки по 50 кг с водителем грузить при ее весе в 45 кг. Это оказалось легче, чем позвать тех своих подруг, которым это надо было, ко мне послушать того человека. Счас это счастье она поменяла на другое: где-то пристроилась вести кружок вышивания, тоже рублей за тыщу, а как живет, спрОсите – а мама есть, ветеран… Дык вот через этот кружок, можно сказать она и попалась на наш крючок. Принесла она чужие вышивки домой, а внучок любимый, она и отлучилась на пять минут – все это зеленкой перемазал, облил кетчупом и… Короче она вспомнила наши «фокусы», забыла сразу сказки и про тетю Асю и Ваниш и прочие умные штуки, к которым ее телек приучил… А наши ей подали непочатую банку отбеливателя и сказали: стирай, если не отстираешь, то просто вернешь, а отстираешь – заплатишь по полной. Не вернула. И еще заказала средство для мыться посуды: ручки у ней нежные и надоело ей в перчатках посуду мыть, тем средством, которым не то в Виллобадже, не то наоборт, в Вилларибе пользовались в тех восхитительных рассказах, которые она предпочитала нашему зомбированию. Вот только интересно: чтобы руки не разъело, она перчатки надевала, а чтобы печень не скушало, что-нибудь она одевала или нет вовнутрь? Да и на колгоне – сплошное разорение, а с нашим порошком он не требуется и идет его очень мало правда, после того, как из одежды наш порошок выстирает те порошки, про которые умным талдычат, что «не видно разницы».

Да, а за чем же это я шел к соседке? Адреса мне понадобились ее московских родственников. Дело в том, что в Москве склад Амвея открыли, а наши выходцы, они тупее москвичей, и их легче подвигнуть в пирамиду, да еще на самый верх. И если в маленькой Венгрии Амвей сделал кучу миллионеров, то сколько их будет в 15-милилионной Москве! Мне лишь надо найти среди всех этих миллионов шестерых, умней себя, глупого.

А соседка моя ждет пенсии, пенсию обещают, по слухам, которые у нас всегда надежней официальной информации, счас уже с 65 лет, и сколько она будет получать со своих теперешних полутора тысяч зарплаты? А у нас молодняк получает по 16 тыс. «пенсии», да еще такой, которую по наследству можно передать. И я вот уже получаю пассивный доход. Пока не большой, но уже можно не работать по нашим доходам здесь.

Рекламный блок: